::Главная ::Гостевая ::Контакты ::Ссылки
English version English version »
Всего судов: 205
Всего фотографий: 258
Всего статей: 36


  Случайное фото:

"Максим Горький"





Статьи и публикации

- Архив Алексея Сёмина » Жизнь замечательных людей:

«назад

ТРИУМФ И ТРАГЕДИЯ РУДОЛЬФА ДИЗЕЛЯ. Часть3

Русский патент на двигатель Рудольфа Дизеля приобрел крупный нефтепромышленник России Людвиг Нобель, имевший в Петербурге свой машиностроительный завод (ныне завод «Русский дизель»). Именно на этом заводе был выпущен первый в мире судовой двигатель Дизеля.
Кстати, в нашей отечественной литературе можно встретить утверждение, что двигатель Рудольфа Дизеля ранее работал только на керосине, и к работе на сырой нефти его приспособили русские инженеры на заводе Нобеля в Петербурге, работавшие под руководством профессора Г. Ф. Деппа. Это утверждение не соответствует действительности.

Историкам техники хорошо известно, что профессор Петербургского технологического института Георгий Филиппович Депп в 1899 г. на заводе Нобеля в Петербурге производил испытания двух двигателей Дизеля. При этом первый из них был построен на аугсбургском машиностроительном заводе, имел мощность 30 л.с. и был в полном объеме испытан Г. Ф. Деппом в апреле 1899 г. на сырой нефти. Испытания же усовершенствованного русскими инженерами двигателя Дизеля, построенного уже на заводе Нобеля и имевшего мощность 20 л.с, были проведены Г. Ф. Деппом в декабре 1899 г.; испытания также проводились на нефти.
Кроме того, двигатель Дизеля мощностью 20 л.с. был испытан еще в 1898 г. американским ученым, профессором Дентоном, на различных сортах жидкого топлива — американской нефти темных цветов с плотностью 0,846—0,852 т/м3, а также керосине.

При работе на сырой нефти двигатель Дизеля потреблял ее в час менее 200 г на каждую лошадиную силу мощности. То, что он в свое время был испытан профессором М. Шретером только на керосине, объясняется просто — в его распоряжении не было сырой нефти. В то время в Германии легче было приобрести керосин, чем специально привозить из-за рубежа сырую нефть. Своей нефти Германия не имела.
В пользу того, что двигатель Рудольфа Дизеля и ранее мог работать на сырой нефти, говорит даже сам факт приобретения патента на него нефтяным магнатом Нобелем. Разве совершил бы такую сделку Людвиг Нобель, заплативший за патент несколько сот тысяч рублей, не будучи твердо уверен, что двигатель Дизеля сможет надежно работать на дешевой русской нефти и немалые затраты oбepнyтся огромной прибылью?!

С покупкой патента на двигатель Дизеля Нобелем и созданием русскими инженерами усовершенствованной конструкции дизеля детище Рудольфа Дизеля нашло особенно широкий рынок сбыта. Начавшаяся постройка дизелей в России дала огромный скачок развитию и самого русского машиностроения.

Несмотря на успехи нового типа двигателя, нападки недоброжелателей на Рудольфа Дизеля и его двигатель не ослабевали, а даже усиливались. Профессор Людерс, который и раньше был известен своими ядовитыми критическими статьями против Дизеля, подготовил к изданию целый печатный труд объемом 236 страниц, назвав его «Миф Дизеля». В нем Людерс, жестоко бичуя Дизеля, стремился доказать, что инженер Дизель сам ничего не изобрел и все, на чем основывается работа «теплового двигателя высокого сжатия», было известно и раньше, а также, что построенный Дизелем двигатель не соответствует тем идеям, которые он запатентовал и собирался реализовать. В книге приводился ряд технических ошибок и промахов Дизеля. На основании всего этого Людерс, до крайности сгустив краски, обвинял Дизеля в недостаточной технической грамотности. Надвигался громкий скандал. Книга Людерса ожидалась к выходу в свет в октябре 1913 г.

В ночь с 29 на 30 сентября того же 1913 г. Рудольф Дизель трагически погиб.
Основной причиной его гибели биографы Дизеля считают готовящийся унизительный удар, о котором ему стало известно от издателей книги Людерса. В этом приближающемся скандале Рудольф Дизель не смог бы выставить против Людерса веских доводов, опровергающих его нападки, а только мог бы заявить, что Людерс, до крайности сгустил краски. Пошатнулись к этому времени и материальные дела Дизеля.

Какие же подробности трагедии сообщают биографы Дизеля, из каких еще фактов исходили они, делая вывод о причинах его гибели? Чтобы убедиться в справедливости их доводов, обратимся к событиям последнего года жизни изобретателя.
В 1912 г., когда, казалось бы, еще все было благополучно, Рудольф Дизель приезжает в Америку. Инженерная общественность мира привыкла видеть в нем крупного преуспевающего специалиста, находящегося в зените славы,— недаром нью-йоркские газеты оповестили своих читателей о приезде «доктора Дизеля — знаменитого дипломированного инженера из Мюнхена». В лекционных залах, где он выступал с докладами, в вестибюлях гостиниц и фойе театров — всюду его осаждали корреспонденты. Сам Эдисон — чародей американского изобретательства — тогда публично заявил, что двигатель Рудольфа Дизеля является вехой в истории человечества.

Корректный, сдержанный, одетый в строгий черный фрак, Дизель стоически переносил длинные и высокопарные представления его публике. И ни один из слушавших его выступление американских инженеров не мог даже заподозрить тогда, что блестящий докладчик, рассказывающий на прекрасном английском языке о перспективах своего двигателя, находился в отчаянном положении, близком к полному краху. Правда, отмечено было, что знаменитую свою лекцию в обширнейшем зале Сент-Луиса он посвятил будущему своего двигателя, но ни единым словом не обмолвился о тех трудностях, промахах, неудачах, нападках и недоверии, с которым входило в жизнь его изобретение.

И в то же время, предвидя или предчувствуя неотвратимость своего краха, сразу по возвращении в Мюнхен Дизель на занятые в долг деньги покупает акции электромобильной фирмы, которая вскоре обанкротилась. В результате ему пришлось рассчитать почти всю прислугу и заложить дом, чтобы реализовать свой последний план, в который не был посвящен никто.

Следующий год Дизель начал с разъездов: сначала он один побывал в Париже, Берлине, Амстердаме, а затем вместе с женой посетил Сицилию, Неаполь, Капри, Рим. «Мы можем попрощаться с этими местами. Больше мы их никогда не увидим». Такую странную фразу обронил он однажды, и жена тогда не обратила на нее внимания, а вспомнила и поняла ее лишь позднее, когда уже все произошло. Затем Дизель едет в Баварские Альпы к Зульцеру, на заводе которого когда-то проходил инженерную практику. Старых друзей поразили перемены, происшедшие за последнее время с Рудольфом. Всегда сдержанный и осторожный, он как будто без следа утратил эти качества и с видимым удовольствием стремился а опасные горные путешествия, предавался рискованным мероприятиям.

К концу лета 1913 г. разразился финансовый кризис. Дизель стал полным банкротом. И вот в этот момент еще совсем недавно отказавшийся от хорошо оплачиваемых должностей в американских фирмах он вдруг дает согласие на предложение нового двигателестроительного завода в Англии занять у них должность всего лишь инженера-консультанта. Узнав об этом, Британский королевский автоклуб обратился к нему с просьбой сделать доклад на одном из заседаний клуба, на что Дизель также ответил согласием и начал готовиться к поездке в Англию. В этот небольшой промежуток времени он совершает некоторые поступки, анализируя которые впоследствии, близкие Рудольфа Дизеля придут к выводу, что трагическое решение им уже было принято.

Проводив жену погостить к матери, он остался к началу сентября один в своем мюнхенском доме. Первое, что он сразу же при этом сделал,— отпустил до утра из дома оставшихся немногочисленных слуг и попросил старшего сына (тоже Рудольфа) срочно приехать к нему. По воспоминаниям сына, это была странная и печальная встреча. Отец показывал ему, что и где лежит в доме, в каких шкафах хранятся важные бумаги, давал соответствующие ключи и просил опробовать замки. После отъезда сына он занялся просмотром деловых документов, а вернувшаяся на следующее утро прислуга обнаружила, что камин забит пеплом сожженных бумаг, сам же хозяин находился в мрачном, подавленном состоянии. Через несколько дней Дизель уехал во Франкфурт к дочери, где его уже ждала жена. Побыв с ними несколько дней, он уехал один 26 сентября в Гент, откуда отправил письмо жене и несколько открыток друзьям. Письмо было странным, смятенным и свидетельствовало о сильном его расстройстве или болезни, но, к сожалению, Дизель ошибочно написал на конверте свой мюнхенский домашний адрес. Письмо женой было получено слишком поздно.
Вместе с двумя своими коллегами и друзьями вечером 29 сентября в Антверпене Дизель погрузился на паром «Дрезден», идущий через Ла-Манш в Харвич. Расходясь около 10 часов вечера по каютам, они договорились встретиться утром. В назначенное время Дизель на место встречи не пришел.
Осмотр каюты показал: койка, приготовленная стюардом для сна, даже не смята; багаж не раскрыт, хотя в замок чемодана ключ вставлен; карманные часы Дизеля были положены так, чтобы стрелки можно было видеть будучи лежа на койке; записная книжка лежала раскрытой на столе и дата 29 сентября в ней отмечена крестиком. Выяснилось сразу же, что во время утреннего обхода судна дежурный офицер обнаружил чью-то шляпу и свернутое пальто, засунутыми под рельсы. Оказалось, что они принадлежали Дизелю.

Только через десять дней команда маленького бельгийского лоцманского катера извлекла из волн Северного моря труп. Моряки сняли с распухших пальцев погибшего кольца, в карманах нашли кошелек, футляр для очков, карманную аптечку, труп же, следуя морскому обычаю, погребли в море. Прибывший в Бельгию по вызову сын Рудольфа Дизеля подтвердил, что все эти вещи принадлежали его отцу.

Родственники Дизеля были убеждены, что он покончил с собой. В пользу этой версии говорило не только странное и непонятное поведение Дизеля в последний год жизни, но также выяснившиеся позднее некоторые обстоятельства. Так, перед своим отъездом он подарил жене чемодан и просил не открывать его несколько дней. В чемодане оказалось 20 тысяч марок. Это было все, что осталось от громадного состояния Дизеля. Или еще: отправляясь в Англию, Дизель взял с собой не золотые часы, как обычно, а карманные стальные...

Но если это — самоубийство, то почему же, спрашивают некоторые биографы, Рудольф Дизель, всегда пунктуальный и щепетильный в любых формальностях, не оставил ни завещания, ни даже записки?. Почему еще накануне смерти он с интересом обсуждал некоторые вопросы, важные для его карьеры, и за несколько часов или даже, может быть, минут до исчезновения он с энтузиазмом говорил с товарищами о деталях своего предстоящего выступления в автоклубе? На эти вопросы, по-видимому, никто и никогда уже не сможет ответить.

Исчезновение Рудольфа Дизеля с парома «Дрезден», как и всякое таинственное и трагическое событие, породило в свое время немало версий причин его гибели. Существовало, например, предположение, что Дизеля убрал Германский генеральный штаб, опасавшийся накануне войны передачи англичанам сведений о двигателях, строящихся для немецких подводных лодок. Ходили слухи о причастности к этой трагедии Людвига Нобеля. Высказывалось также предположение, что Дизеля просто смыло за борт волной, когда он вышел ночью на палубу.
На этом мы и закончим историю триумфа выдающегося инженера-изобретателя Рудольфа Дизеля и его тяжелой личной трагедии, трагедии мужественного, но, как оказалось, чрезвычайно ранимого человека. Воплощение им в своем двигателе накопленного ранее мирового опыта двигателестроения, реализация в нем многих еще не осуществленных идей, а в целом создание нового типа двигателя, ставшего вехой в энергетическом и транспортном машиностроении.

В. ЦВЕТКОВ

«РЕЧНОЙ ТРАНСПОРТ»
 


«назад
Сегодня


Новости